Бизнес должен обеспечивать соблюдение санитарных норм и пропагандировать их

09:48, 8 июля 2020
217

В правительстве Казахстана обсуждают новые меры борьбы с пандемией. Как и во время объявления ЧС в марте этого года, так и сейчас, во время двухнедельного локдауна, большая нагрузка по обеспечению казахстанцев продуктами питания легла на торговые сети. Zakon.kz побеседовал с Азаматом Османовым, руководителем компании Magnum и председателем Союза торговых сетей Казахстана.

Как вы сегодня оцениваете состояние здоровья Magnum, все ли магазины работают, в полную ли силу?

Наш приоритет - здоровье сотрудников и покупателей, и мы делаем все, чтобы обеспечить безопасность. Что касается бизнеса, то здесь, конечно, ситуация оставляет желать лучшего. Магазины работают в режиме, установленном в каждой из областей и городах. Ограничения на работу магазинов в выходные дни, введенные на прошлой неделе, привели к серьезной потере выручки - от 20 до 40 % в целом по всей сети. Здоровье компании Magnum как бизнеса сегодня не в лучшем состоянии, и при этом мы ежедневно несем дополнительные затраты. Ситуация вынуждает нас менять большое количество персонала в короткие сроки и буквально каждые два дня проводить дезинфекцию в магазинах. Однозначно это все очень непросто для бюджета нашей компании.

Во время карантина ТЦ нон-фуд магазины были закрыты, Magnum работал, поэтому у многих людей было ощущение, и они часто писали об этом, что Magnum выйдет с прибылью из кризиса. Как обстоит ситуация на самом деле?

Работа во время ЧС ни одному бизнесу не дается легко. Я понимаю, что может сложиться впечатление, что продуктовые магазины - это тот бизнес, который развивается и во время пандемии и карантинов. Конечно, наши показатели лучше показателей ресторанов или коллег из авиаиндустрии. Но мы так же, как все, несем дополнительные затраты и ощущаем снижение покупательского спроса.

Мы несем дополнительные затраты на соблюдение всех санитарных норм, на поддержку и безопасность наших сотрудников, мы доплачивали зарплату нашим сотрудникам, сначала плюс 50%, потом плюс 20% к окладу. И только после отмены ЧС вернулись к регулярному фонду оплаты труда.

Сейчас мы видим, что люди стали реже ходить в магазины и меньше покупать. Например, за последнюю неделю июня трафик в наших магазинах снизился почти на 40% по сравнению с такой же неделей прошлого года. По нашим прогнозам, мы и до конца года не вернемся к докризисным показателям. Мы понимаем, что во время пандемии и карантина люди потеряли доходы. Одновременно с пандемией изменился курс доллара, выросла инфляция, это тоже негативно влияет на покупательную способность населения. Поэтому с этой точки зрения ситуация в продуктовых магазинах совсем не такая радужная, как кому-то может показаться.

В своих предыдущих интервью вы говорили, что проанализировали, как ведут себя потребители в других странах, и создали запас тех продуктов, которые традиционно сметают с полок, но было ли то, чего вы действительно боялись для своего бизнеса, когда объявили ЧП?

О чем я действительно беспокоился во время карантина и продолжаю постоянно думать сейчас - это здоровье наших сотрудников. Я переживал, что эта инфекция может быть намного заразнее, чем мы предполагали, и пострадает большое количество наших сотрудников. Были ограничения по часам, по режиму, но в целом мы работали и поддерживали продуктовую безопасность. Были перебои с логистикой и перевозкой продуктов через блокпосты, но мы оперативно наладили работу и синхронную связь с акиматами, министерствами. Мы научились работать в чрезвычайном режиме и видим, что покупатель также нормально реагирует на то, что иногда в каком-то отдельном магазине временно может не хватать какого-либо товара. Но глобального отсутствия товаров мы избежали, все необходимое было на полках. Сейчас меня волнуют и пугают возможные сценарии противодействия пандемии, которые рассматриваются нашими властями, так как во всех предыдущих локдаунах меры сильно разнились в разрезе регионов. На этот раз централизованный подход выглядит более разумно.

Некоторые специалисты убеждены, что необходимости в полном локдауне нет, и можно было обойтись частичными ограничениями - например, закрытием городов, магазинов, торговых центров только на выходные. Как считаете вы?

Я считаю, что закрытие городов и продуктовых магазинов только на выходные - мягко говоря, спорная мера. Если говорить о полном локдауне (закрытии городов, передвижения) на две недели с возможностью для продуктовых магазинов и аптек работать, то это звучит логично. Поясню, почему.

Мы в Magnum проанализировали статистику заболеваемости во время ограничительных мер по временному закрытию городов на выходные. И эффекта на скорость роста заболеваемости нет. Международный опыт, на который ссылались сторонники частичных ограничений, неоднозначный. На рост болезни влияет не то, открыты или закрыты магазины и производства в выходные дни, а то, как бизнес и люди соблюдают санитарные нормы.

Поэтому, чтобы был эффект, люди должны соблюдать санитарные нормы, дистанцию, носить маски, и т. д. Если для этого требуется введение 14-дневного локдауна, то это тяжело комментировать, это уже не моя компетенция, это компетенция госкомиссии и санитарных врачей. Единственное, что я хочу сказать, что разумно оставлять все продуктовые магазины открытыми, и открытыми как можно большее количество часов, потому что это снижает риск для людей заболеть. За продуктами ходить придется в любом случае, так лучше это делать без толпы людей в магазинах, где соблюдаются санитарные нормы.

У Magnum много поставщиков, а это именно малый и средний бизнес. В какой ситуации они находятся сейчас?

Малым игрокам сложнее всего, потому что многие не пережили или не переживут глубины текущего кризиса. У них нет запасов для того, чтобы переждать, подумать, что надо что-то менять. Даже у компаний, которые работали по госзаказу, имели поддержку, заканчиваются деньги. Я за прозрачную честную статистику и честный выбор. Чтобы мы, как общество, могли принимать участие и трезво оценивать выбор между бизнесом и здоровьем населения. Мы все видим, что происходит. Среди наших близких уже есть и те, кого мы потеряли, и те, кто сейчас борется с болезнью. Но не все понимают, что происходит с экономикой, и как это скажется на нашей дальнейшей жизни.

Кто и как должен объяснить людям, что нужно соблюдать дистанцию, носить маски, не собираться толпами? Государству, как бы ни было велико количество госслужащих в абсолютном значении, не справиться с этой работой. Я предлагаю сделать ставку на бизнес-сообщество в части воспитания правильной поведенческой культуры во время пандемии. Бизнес должен обеспечивать соблюдение санитарных норм, пропагандировать их. Если мы этого не делаем, наказывайте нас, выписывайте штрафы, но не замораживайте нашу деятельность. На проактивность не осталось запасов, бизнес будет вынужден сокращать рабочие места, а это приведет к социальной напряженности. Никто не хочет платить штрафы; значит, бизнес подойдет к этому дисциплинированно и будет соблюдать все нормы. Я предлагаю это сделать бизнесу, а не государству в одностороннем порядке.

5,9 триллиона тенге направило правительство на поддержание занятости и социально-экономической стабильности в Казахстане. Среди мер, например, льготное кредитование оборотного капитала и кредитование инвестиционных проектов. Попали ли вы в список получателей льгот?

Нет, мы не попали в список.

Почему?

Торговые компании, занимающиеся продуктовой розницей, не вошли в списки получателей льгот. Так сложилось, что о торговле традиционно в Казахстане вспоминают в последнюю очередь. Единственная поддержка была на локальном уровне со стороны акиматов. Они выделили беспроцентные займы на оборотные средства, что позволило нам на три месяца заморозить рост цен на социально значимые продукты питания. Сейчас мы обсуждаем пролонгацию этой программы для того, чтобы цены на 19 видов товаров, а это мука, молоко, яйца, два вида мяса, сахар, крупа, то, что входит в продуктовый набор каждой семьи, были максимально сдержаны либо зафиксированы. На 12 типов продуктов цены зафиксированы до сих пор, по остальным идет обсуждение. Дочерние компании Magnum, которые занимаются IT-разработкой, недвижимостью, вошли в список льготников, и за это мы благодарны. Но о какой-то масштабной, существенной поддержке, которая помогает пережить или как-то восполнить потери, говорить не приходится.

В одном из своих постов на Facebook вы говорили, что ситуация с пандемией, ограничения приведут к многим банкротствам. Сейчас, когда выделены льготы, вы уверены в своих прогнозах или они изменились?

Нет, не изменились. Эффекта от мер поддержки можно ждать только к осени. Если говорить о банкротствах, некоторые компании - в основном те, кто занимался услугами, и их деятельность была более чем на 50 % ограничена или заморожена, - объявили о том, что прекращают свою работу. Но одновременно мы видим и консолидацию. Часть тех, кто уходит с рынка или закрывает производство, продают свои активы, то есть не остаются с пустыми руками. И это меня радует, что крупные игроки позволяют избежать волны банкротств.

Печалит то, что объем поддержки и финансирования со стороны банков второго уровня недостаточный. Банками сегодня управляют осторожные рисковики, которые больше всего думают о качестве своих портфелей, что понятно. Поэтому помощь бизнесу через банковскую систему - не идеальный механизм доведения ликвидности до компаний реального сектора.

Источники финансирования сильно ограничены, и компании, которые нуждаются в средствах, ждут высокие банковские ставки, или они вынуждены искать частное финансирование. Экономике Казахстана нужны деньги; понятно, что будут потери и ошибки, но другого способа пережить кризис и использовать его, как шанс для трансформации, нет. И это особенно важно для среднего бизнеса, который не успел "подняться с колен" и уже парализован. Последние меры поддержки, объявленные президентом, обнадеживают, но будем ждать реальных действий.

В одном из своих интервью вы также сказали, что сейчас многие предприниматели бросились в доставку и скептически оценили перспективы такого бизнеса, почему?

Потому что этот бизнес, так же, как и электронная коммерция, и особенно по продуктам питания, высокозатратный, капиталоемкий, низкомаржинальный. Порой отсутствие зрелости, опыта и правильной учетной политики, которая в этом бизнесе крайне важна, приводит к тому, что эти компании существуют, набирают клиентскую базу, а потом за долги консолидируются с более крупными игроками. И так происходит во всем мире. Этот бизнес может существовать там, где есть венчурное финансирование, где инвесторы верят и развивают проект до определенного этапа, дальше появляются долгосрочные инвесторы, которые выводят компанию на IPO. В основе этой модели лежит обещание инвесторам (явное или невысказанное) консолидировать рынок, выдавить конкурентов и сделать олигополию, что позволит в дальнейшем получать сверхприбыли и окупить первоначальные инвестиции. Это и есть финансовая сторона так называемой убер-экономики, которую многие не видят. Но я не верю в ее развитие в Казахстане, потому что она существует ровно до тех пор, пока есть наивные инвесторы, которые обычно мало понимают в этом бизнесе.

Magnum развивает онлайн-торговлю для того, чтобы не лишать нашего покупателя такой услуги. И это наш вклад в лояльность покупателя. Но в электронную коммерцию в продуктах питания в Казахстане как в прибыльный и масштабируемый бизнес на ближайшие 5-7 лет я не верю.

Может, сейчас вообще не время открывать свой бизнес? Как показывает бизнес–аналитика, инвесторы меньше сейчас вкладывают деньги, особенно в стартапы.

Смотря что понимать под стартапом, новые ниши появляются на рынке из-за изменения трендов. Я как M&A специалист (термин означает слияние и поглощение) хочу отметить, что деловая активность растет именно на нестабильном рынке. Неважно, это рост или падение. Наоборот, те крупные игроки, которые понимают и отслеживают рынок, они видят, что стоимость активов бывает сильно недооценена именно в такое время. Это возможность для сильных и дальновидных искать свои возможности. Если говорить о запуске нового бизнеса, то, мне кажется, сейчас надо обратить внимание на потребности, нужды больших компаний, в том числе таких, как наша. Поэтому я всегда приветствую все идеи, мы открыты. Закрывать потребности больших компаний в тех местах, где мы не сфокусированы, там, где из-за валютных колебаний есть нестабильность с международными игроками, - это уникальные возможности для местных производителей.

Бизнес-аналитики говорят, что нужно инвестировать средства в технологии. Magnum начал внедрять "умные кассы". Пандемия как-то повлияла на эти планы?

Это был пилотный проект, не везде такие кассы были открыты. Тем не менее, сейчас мы значительно увеличиваем их использование в наших новых магазинах. Мы верим, что сейчас потребность в них будет в разы больше. Это связано с тем, что люди не хотят коммуницировать лишний раз с кассирами, и одновременно идет скачок безналичных транзакций, то есть покупатели используют карточки, платят через мобильные приложения и QR-коды.

Понятно, что для бизнеса сейчас сложные времена, есть ли у Magnum достижения за эти месяцы, которыми вы гордитесь?

Да, конечно. Сложные времена всегда ускоряют работу и подталкивают к тому, чтобы искать новые решения. Я хотел бы рассказать о том, как мы работали в кризис. В момент, когда скорость реакции очень важна. Многие слышали, как Magnum быстро отреагировал на закрытие Алматы на карантин, более 1000 сотрудников разместили в городе, были закуплены маски и дезинфекционные средства. Но это только видимая сторона.

За ней стоит новый формат работы команды, который мы взяли на вооружение. Это не менее важно, чем конкретные действия, которые мы предпринимали. В Magnum был создан Ситуационный центр, где были собраны все топ-менеджеры компании, мы каждый день вместе и оперативно решали поступающие срочные вопросы. Во-вторых, мы начали действовать на опережение еще в марте и прорабатывали вопросы, которые, как мы ожидали, станут критическими во время кризиса.

Были созданы внутренние команды, которые отрабатывали ключевые направления, которые будут под риском в кризис. Хочу сказать, что так и получилось, проработка многих вещей заранее облегчила нам жизнь и позволила избежать материализации многих рисков.

По скорости реакции хороший пример - это заказ продуктов онлайн как сервис для наших клиентов. Мы планировали в этом году в конце лета запустить проект по заказу продуктов и товаров через интернет, но из-за карантина сделали это уже в апреле. Мы запустили собственное мобильное приложение, начали продавать наши товары в онлайн-магазинах партнеров.

Magnum участвует в программах государственных и частных фондов. Мы формировали огромные заказы гуманитарной помощи, оказывали ее также за счет своей компании. Через курьерские и волонтерские службы мы организовывали доставку этой помощи до адресатов. Во время карантина через нашу сеть было роздано несколько десятков тысяч пакетов адресной помощи.

Мы начали усиленно развивать цепочку поставок - транспортную и складскую логистику, хотя ранее полагались в этом исключительно на дистрибьюторов. То, что в наших магазинах не было ажиотажа во время объявления карантина, были запасы, - это наглядное доказательство правильности стратегии, принятой Magnum Cash&Carry еще два года назад.

Более того, мы продолжаем открывать новые магазины, несмотря ни на что.

Подготовил Альберт Ахметов


Источник: zakon.kz


Подписывайтесь на наш Telegram-канал. Будьте в курсе всех событий!
Мы работаем для Вас!

Комментарии