Как Банк развития Казахстана работает в условиях пандемии

11:39, 2 октября 2020
439

Пандемия коронавируса заставила многие компании пересмотреть свои приоритеты. Банк развития Казахстана не стал исключением.

О том, как банк будет поддерживать своих заемщиков, и какие проекты в ближайшее время будут ключевыми для банка, "Курсиву" рассказал заместитель председателя правления АО "Банк развития Казахстана" Дмитрий Бабичев.

- Давайте начнем с финансовых результатов банка. В 2019 году БРК увеличил чистую прибыль более чем втрое, до порядка 11 млрд тенге. Однако по итогам первого полугодия текущего года банк зафиксировал убыток в размере около 20 млрд тенге. Какие факторы способствовали такому результату?

Да, действительно, банк в первом полугодии получил убыток. Следует отметить, что пандемия коронавируса внесла коррективы в деятельность не только Банка развития Казахстана, но и в деятельность всех компаний по всему миру. Безусловно, БРК не стал исключением в этой части. Банком было оценено негативное влияние пандемии на экономику Казахстана и на деятельность наших заемщиков, при этом мы подошли в довольно консервативно по этому вопросу. Были сформированы дополнительные резервы по нашему портфелю. Стоит отметить, что мы работаем в соответствии со стандартом МСФО 9, который был внедрен в 2018 году, и который делает акцент на прогнозных данных. Все прогнозные данные, в особенности макроэкономические показатели, из-за пандемии стали негативными. Соответственно, это было учтено и в расчете наших провизий. По сути, это и стало основным фактором снижения прибыли банка за первое полугодие 2020 года.

- Что банк предпринимает для того, чтобы снизить негативное влияние пандемии на свой бизнес?

Когда пандемия только началась, банк провел большую работу по анализу кредитного портфеля, были проведены стресс-тесты по абсолютно всем нашим заемщикам, по результатам данной работы мы разработали антикризисный план. В этом плане мы расписали мероприятия, которые банк планирует проводить для улучшения ситуации и помощи нашим заемщикам в столь непростое время. На ежеквартальной основе Банком проводится мониторинг всех мероприятий, которые предусмотрены в этом плане.

- О каких мероприятиях идет речь?

Мы разделили наших клиентов на три категории. В первую группу вошли те заемщики Банка, которые нуждаются помощи со стороны банка. Мы точечно, по предприятиям предпринимаем различные меры в соответствии с нашим мандатом и нашими инструментами, в том числе, реструктуризация займов. Также мы дополнительно прорабатываем вопросы и с профильными министерствами, где со стороны государства может быть определенная помощь нашим заемщикам.

- Вы упомянули реструктуризацию займов. Подскажите, какова сейчас доля валютных займов в кредитном портфеле банка и в обязательствах?

Сразу хочу сказать, что все наши валютные займы являются связанными. То есть обязательства, которые мы на себя берем, мы привязываем к определенным займам. Мы нейтрализуем таким образом дисбаланс в части валютных рисков. Если смотреть структуру обязательств, на сегодняшний день порядка 44% наших обязательств - в валюте. Если говорить о кредитном портфеле, то там порядка 46% займов в иностранной валюте. Мы ведем очень консервативную политику по управлению валютными рисками, и всегда придерживаемся нейтральной валютной позиции.

- В связи с недавней серьезной девальвацией национальной валюты, рейтинг казахстанских БВУ также изменился. Планирует ли БРК поменять подходы к межбанковскому финансированию? И будете ли вы пересматривать свою стратегию вкладов?

Банк это уже сделали после событий 2017-2018 годов, когда у ряда банков были отозваны лицензии. Мы полностью поменяли процедуры взаимодействия с банками, внедрили механизм анализа финансовой устойчивости банков второго уровня, и на основе этих данных принимаем управленческие решения по работе с коммерческими банками.

Основное наше взаимодействие - это межбанковское кредитование. Его доля в портфеле БРК незначительна - это порядка 6,5%, что составляет примерно 120 млрд тенге.

Cовместно с БВУ мы реализуем несколько программ. Первая - это поддержка отечественных производителей, то есть создание и расширение новых производств, реализация более мелких проектов, которые не подходят по мандату Банку развития Казахстана. Второе направление - это автокредитование. Как вы знаете, после запуска этой программы многие казахстанцы получили возможность получить отечественные машины по довольно выгодным условиям. Эти программы реализуются с 2015 года. За это время через них было предоставлено порядка 365 млрд тенге.

- В нынешних условиях многие институты развития и другие организации, вероятно, будут менять свои приоритеты. Как изменятся приоритеты Банка развития Казахстана в условиях новой повестки?

Безусловно, пандемия не могла не затронуть как наши стратегические цели, так и краткосрочные планы. В частности, банк проводит работу по внесению изменений и актуализации нашей стратегии 2014-2023.

У нас есть ряд инициатив по улучшению стратегии банка. Одна из задач, которые сейчас перед нами стоят - это помощь клиентам в преодолении последствий пандемии. Как я уже сказал, мы будем использовать различные инструменты, которые может использовать банк. Это – реструктуризация, предоставление доступных финансовых ресурсов и прочее.

Также мы для уделим больше внимания финансированию тех отраслей экономики, которые стратегически важны для Казахстана и которые были подвержены эффекту пандемии COVID-19. Это в основном обрабатывающая промышленность. Один из наших приоритетов - это финансирование проектов с добавленной стоимостью, более глубокие переделы. Речь идет о компаниях, которые не просто производят сырье и поставляют его на экспорт, а производят готовый товар, который будет поступать на внутренние и внешние рынки.

- В феврале БРК разместил свой третий выпуск еврооблигаций в тенге. Планирует ли банк еще в этом году привлекать средства на внешних рынках? Каковы риски привлечения денег за рубежом в нынешних условиях?

Действительно, этот выпуск деноминирован в тенге, то есть все валютные риски брали на себя иностранные инвесторы. Мы гордимся, что Банк развития первым открыл этот рынок для Казахстана. Мало того, что мы являемся одними из первых, мы ещё и размещаем евробонды на очень выгодных условиях. Те условия, по которым мы раньше размещались на внешних рынках, сравнимы, и даже немного ниже по доходности, чем на внутреннем рынке.

Безусловно, пандемия существенно повлияет на внешние заимствования не только банка, но и любого эмитента, который планирует выйти на международные рынки. В первую очередь это связано, скорее всего, с оценкой рисков развивающихся стран со стороны иностранных инвесторов. По моему мнению, они сейчас будут учитывать все риски: валютный, страновой риски, а также риск ликвидности при формировании доходности евробондов. Я думаю, что в ближайшее время не совсем выгодно будет идти на международные рынки за ликвидностью. Это мы говорим о ликвидности в тенге, где иностранцы могут брать на себя наши валютные риски. Если говорить об иностранной валюте, то здесь рынки открыты. Сейчас ситуация выравнивается, ставки снижаются.

Но Банк развития придерживается очень консервативной политики. Мы просто так деньги не занимаем, мы занимаем под определенные проекты. Все планы по привлечению ликвидности мы планируем в соответствие с нашими планами по кредитованию.

- Как банк себя позиционирует, когда выходит на внешние рынки за финансированием? Каковы основные преимущества банка по сравнению с другими институтами развития?

Мы себя позиционируем как институт развития, который поддерживается правительством. Банк участвует в реализации стратегических государственных программ, таких как ГПИИР, "Нурлы Жол", поддержка отечественных производителей и так далее. Для этих целей мы получаем деньги из республиканского бюджета. При необходимости правительство периодически нас капитализирует для поддержания финансовой устойчивости. Это наглядно демонстрирует большую важность нашей работы в развитии экономики Казахстана. Рейтинговые агентства, сохраняя наш рейтинг на высоком уровне, подтверждают это.

- Как вы оцениваете перспективы развития казахстанского фондового рынка, учитывая факт появления биржи AIX? Будет ли существование двух бирж способствовать оживлению рынка ценных бумаг?

Хороший и довольно сложный вопрос. В целом появление второй биржи, наверное, повлияет положительно. Здесь играет свою роль элемент конкуренции между биржами

В любом случае возникает два вопроса. Первый вопрос - это ассортимент эмитентов и бумаг на биржах. Необходимо проводить работу, чтобы больше эмитентов выходило на эти биржи и выпускало бумаги. План по приватизации, IPO квазигосударственных компаний очень помог бы в этом направлении. Если смотреть опыт прошлого, "Казатомпром" провел IPO, и довольно успешно. Нужно активизироваться в этом направлении.

Необходимо также расширять линейку инвесторов, в том числе привлекать иностранных. Биржа МФЦА здесь выглядит привлекательнее, потому что там действует английское право, и для инвесторов это более понятно. То есть они защищены и знают все свои права, и, может быть, готовы и хотят зайти на казахстанский рынок. Но проблема в том, как это будет осуществляться. На эти вопросы может ответить внедрение расчетов через такие системы как Euroclear и Clearstream. Сейчас и KASE, и биржа МФЦА проводят работу с этими компаниями, частично функционал уже запущен. Но все-таки необходимо расширять функционал, чтобы иностранные инвесторы могли заходить на наш рынок. Если это будет осуществлено, то, я думаю, что у нашего фондового рынка хорошие перспективы развития.


Источник: zakon.kz


Подписывайтесь на наш Telegram-канал. Будьте в курсе всех событий!
Мы работаем для Вас!

Комментарии